January 8th, 2011

шапокляк

"Фестнаив"

В Провиантских магазинах - наконец-то мы дождались и с конца прошлого года можем попадать внутрь - выставка "Фестнаив": наивная живопись плюс живопись аутсайдеров. Большая и хорошая. Любители Пурыгина меня поймут. Работы собраны не только по Москве - много из Липецка, Калуги, Владимира, Ярославля и даже Испании. Галазов, например:



Или картина "Одиночество", которую я выпросилась сфотографировать по причине кота:



Обычно надзирающие тетушки стоят, как кремень, но этой я предъявила парсуну своего мерзавца, жалостно блея, что, дескать, одно лицо:



- и мне разрешили. Патамушта сначала надо было купить в кассе "фотобилет". А там не написано. А касса на улице. А мы уже пальто сдали в гардероб.
Работает эта прелесть до 16 января в Музее Москвы. Метро, соответственно, "Парк Культуры", лучше - радиальная, потому что вход не с Садового, а с Остоженки.
шапокляк

Вспомнить лето

Вчера разбиралась в том, что же все-таки таскаю с собой на личной флэшке. Оказалось, одни фотографии. Кто б сомневался. С удовольствием поглядела на всякое солнышко-дождик-бурдысья-зеленые-и-желтые и в итоге выложила наконец  на Яндекс позапрошлогодние костромские снимки: fotki.yandex.ru/users/karyatyda/album/147700/.
Дедушка Мороз, пусть в этом году получится поездить побольше, ладно?
шапокляк

Чудо?

Только я похвалилась, что, мол, кина почти не смотрю, и тут же вспомнила, что аккурат вчера оскоромилась. Случайно, уже поздней ночью, посмотрела странный фильм «Чудо». Снятый о так называемом «стоянии Зои» (что это такое, можно посмотреть на www.samara-history.ru/history/history_8.php). Но странный он не из-за выбранной темы. И не из-за «окологермановской» стилистики – без нее, ИМХО,  смотреть вообще было бы нечего. Нет. Странный он потому, что, заявив целый ряд сюжетных линий – чудо и журналист, чудо и батюшка, чудо и партийный бонза – режиссер не в состоянии ни толком ими распорядиться, ни довести начатое до конца. Журналист, банальнейшая фигура (его зачем-то играет душка Хабенский), надоев режиссеру, просто исчезает из сюжета. Полине Кутеповой досталась крохотная ролька его жены, совершенно картонная. Она, конечно, и это вытянула, но… Вообще, по-моему, самое интересное в фабуле – треугольник «чудо – отец Андрей – партайгеноссе». Церковнослужение в хрущевский период тема очень сложная , очень печальная, очень болезненная, глубокая, а тут – скольжение по поверхности, чрезвычайно странный пастырь, напомнивший мне одного знакомого, который пришел от христианства к сектантству, да и того режиссер, наигравшись (или ужаснувшись разверзающейся перед ним бездне смыслов) убирает, неловко, неуклюже, как ребенок – солдатика с «поля боя»: хоп – и нету. Увидал батюшка остолбеневшую, хлопнулся в обморок, очнулся, тяпнул «ерша» с местными мужиками у бочки, стопорнул самосвал – и укатил на вокзал. Плевать на троих детей и несчастную попадью. Зато вместо него в фильм вламывается Никита Сергеевич с полным ярмарочным набором – кузькиной матерью, пидарасами и лысиной. В общем, может, я и не права, а не понравилось. Понравился только Маковецкий (aka главный местный партиец). Ну и, опять же, Кутепова.