December 4th, 2011

шапокляк

Ф-фухххх...

Выдохнули. Закончили.
Выставка мучительная: слишком много хорошего.
Во-первых, при мне на соседнем стенде распродали продолжение "Лестницы" Александра Житинского, "Плывун". Продавал Быков, очень профессионально, надо сказать. А теперь страшное: Я НЕ МОГЛА ОТОЙТИ ОТ СВОЕГО СТЕНДА: одна была. Вся пачка разошлась мигом. Вместо "Плывуна" у меня теперь внутри неуспокоенный червячок книжной алчности.
Во-вторых, парализующий волю прилавок Corpus'а: "Пражское кладбище" Эко, "Только не дворецкий!" (ааааа!), Франзен, Наум Ним, Генис, Вайль, Идов, книжка про Джобса, "Карта и территория" Уэльбека, и еще, и ещеещееще...
В-третьих, огромное количество прекрасных альбомов - хотя бы очень красивые подборки по китайскому искусству у Музея народов Востока. Тут уж читальное устройство никак не поможет: уж очень хороши картинки.
В-четвертых, разнообразнейшие иные АСТовские книги. ЭКСМО не отстает.
В-пятых, НЛО с "Историей елочной игрушки", например, и перепиской Пантелеева и Чуковской.
В-шестых, "Фаланстер" с изданными в Тамбове письмами Бурлюка.
В-седьмых (и это ваще разрыв сердца) польский стенд, где стоят вполне читабельные книжки, но их не продают! Только я вчиталась в историю о молодом прокуроре, который... ан дудки. Пичалька!
В-восьмых, буйство детской книги. Сонька, расти скореича-а-а!
В-девятых, Дом еврейской книги с огроменным прилавком. Чего там только не было - даже Элиза Ожешко (ага-ага, а на другом прилавке душка Чарская, но с такими картинками, словно это букварь для октябрят).
В общем, глаза разбежались, а сбежаться пока не спешат.
ЗЫ. На одну книжку я все-таки разорилась, презрев ворчание мужа: двуязычник Теннисона, переводы - от Бальмонта до Кружкова.
ЗЗЫ. Радостное: заезжала кузина.