May 28th, 2014

шапокляк

Тайна меблированных комнат, или Второй пост о Петербурге

Поселились мы в меблирашках на Захарьевской, насупротив Египетского дому. Презрение мое к сим стенам, как поймет сейчас проницательный мой читатель, отнюдь не беспочвенно. Завернув во двор и отыскав меж грязных серых и жолтых строений нужную дверь, мы проникли внутрь, надавив на таинственной серой коробке шпеньки с известными цифрами. Увы! подъезд пропах плесенью, а широкие пологие ступени, ведущие ко входу, почти раскрошились. Нумер, предоставленный нам поначалу заспанным лохматым юношею в несуразно коротких – не досягающих до колен – клетчатых мешковатых панталонах с пребольшими карманами и в нижней рубахе, обставлен был скудно: топчан с двумя подушками, низкий квадратный столик, две табуретки и плита, все это тесно скученное, так что шагу лишнего ступить негде. В эдакой тесноте нашлось, тем не менее, место огромному плоскому ящику из тех, в коих можно праздно наблюдать картины чужой жизни, как прежде в волшебных ящиках бродячих шарманщиков. Окно, занимавшее собою всю стену - да оно и было стеной, - выходило вовсе не на улицу, но в общий коридор, а жильцов кое-как скрывали от чужих глаз тонкие занавеси. Мы, впрочем, покорно поселились бы и в сей странной каморке, когда бы не то, что купальный шкап в оном номере оказался грязен, а в довершение того - сломан. И хоть мы не противясь доставили бы посильную помощь в починке его, наш юный хозяин предпочел проводить нас в иной нумер, толь же высоко под крышею. Здесь было куда приятнее, шелковые обои в букетах, только окно помещалось над самым полом и представляло собою верхнюю часть какого-то иного, чрезвычайно высокого, окна с форткою. Не стану описывать узкий шкапик и скрипучую проваленную тахту – все это мало нас озаботило, ибо приехали мы не на век; ванная же радовала опрятностью. Причиною беспокойства стали соседи. Просыпались эти люди ближе к полуночи, для того лишь, чтобы пуститься в самый дурной разгул. Бабий визг за стеною и на лестнице, брань, вопли, глухие удары, швыряние мебелью… но за время нашего недолгого житья на Захарьевской не это поразило меня более всего. На третий день, поднявшись поутру, мы увидали на полу в своем запертом нумере капли свежей крови. Крупные близь двери в ванную, они тянулись цепочкою к окну, делаясь все мельче, и посреди комнаты исчезали вовсе. Полагая их не замеченными прежде застарелыми пятнами, я коснулась одного салфеткою – и оно впиталось! То же и прочие. Мы с живейшим любопытством ожидали ввечеру и самого призрака, но нас постигло разочарование - он так и не явился, изгнанный, по всему вероятию, соседскими дикими криками и шумом драки.
morra

Летний сад, или Третий пост о Петербурге

Улучшательной мэрской лихорадкой охвачена не только Москва. Летний сад улучшен, позолочен, снабжен красотами, статуи теперь антивандальные, и, вероятно, все это правильно… вот только малую, если мы с ней когда-нибудь поедем в Петербург, я сюда точно не поведу гулять. Ну, разве что в ту часть, которая не подверглась тотальному украшению, наполнена птичьим пением и по-прежнему напоминает Летний моего детства, да еще к оранжерее – там славный уголок с фонтаном. Остальное же определенно на любителя.

IMG_2310.JPG
Collapse )

IMG_2425.JPG