karyatyda (karyatyda) wrote,
karyatyda
karyatyda

Categories:
  • Mood:

Аксенов

Когда-то,  я еще училась в школе, в очередном номере то ли "Костра", то ли "Пионера" опубликовали начало аксеновской повести "Мой дедушка - памятник".

"...Несколько секунд спустя бабушка с шумом вынырнула возле самой лестницы.

— Генаша, ты здесь? — спросила она низким девичьим голосом.

— I am here, granny! — ответил Геннадий с идеальным английским произношением и добавил на незнакомом мне языке: — Хава свимматоре ю лер?

— Бундербул вера оччи! — с жизнерадостным смехом ответила на том же языке бабушка и стала легко подниматься по лестнице.

Она была похожа на сильно увеличенную копию известной скульптуры «Девушка с веслом», но вблизи, однако, можно было разглядеть в ее лице следы былой красоты.

— Познакомься, бабуля, — сказал Геннадий. — Это писатель Василий Павлович".

Ну... Дальше между мной и аксеновской прозой возникло то, что лучше всего определяется выражением "за уши не оттащишь". Понятно, что в разных возрастах самым любимым становилось разное. Последним таким стало, пожалуй, "Скажи изюм".
К чему это я?  Догадайтесь. :)
А теперь поэтическая пятиминутка. Андрей Вознесенский.

Сокололетний Василий!
Сирин джинсовый,
художник в полете и в силе,
ржавой подковой
твой рот подковали усищи, Василий,
юность бисируй, Василий,
где начищали штиблеты нам властелины Ассирий.

Бросил ты пить. Ты не выпил шампанского ванну,
300 ящ. пива и море разочарований
(в детстве — как фрески — застиранные сатины),
мы — европейцы, Василий, с поправкой на Византию,

бак политуры не допит плюс стопка мальвазии,
мы — византийцы с поправкой на Азию,
мы — азиаты с поправкой на техреволюцию,
гаснут в витринах недопитые иллюзии.

Стали активами наши пассивы, Василий.

Имя, как птица, с ветки садится на ветку
и с человека на человека.
Великолепно звучит, не плаксиво,
велосипедное имя Василий.

Первая встреча: облчудище дуло — нас не скосило.
Оба стояли пред оцепеневшей стихией.
Встреча вторая: над черной отцовской могилой
я ощутил твою руку, Василий.
Вог упаси нам встретиться в третий, Василий...

Мы ли виновные в сроках, в коих дружили,
что городские — венозные — реки нас отразили?
О венценосное имя — Василий.

Тело мое, пробегая по ЦДЛу,
так просвистит твоему мимолетному телу:
«Ваш палец, Вас. Палыч! Сидите красиво».

О соловьиное имя — Василий.
Tags: культурный слой
Subscribe

Posts from This Journal “культурный слой” Tag

  • Наконец-то!

    Завтра в Гостином дворе открывается 22 Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/Fiction. Та, которую мы так ждали и не получили в…

  • Гросицкий

    Ходили с ребенком прокачивать скилл "посещение выставки". Что примечательно, сам захотел. Музей современного искусства на Петровке, Андрей…

  • Один кадр про косплей

    Прошлогодний J-Fest. Все ждут начала первого российского косплей-парада. Жарко. Кстати - надо показывать сам парад?

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

Posts from This Journal “культурный слой” Tag

  • Наконец-то!

    Завтра в Гостином дворе открывается 22 Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/Fiction. Та, которую мы так ждали и не получили в…

  • Гросицкий

    Ходили с ребенком прокачивать скилл "посещение выставки". Что примечательно, сам захотел. Музей современного искусства на Петровке, Андрей…

  • Один кадр про косплей

    Прошлогодний J-Fest. Все ждут начала первого российского косплей-парада. Жарко. Кстати - надо показывать сам парад?